Не по Достоевскому…

Не по Достоевскому…

Глаза Христа – это глаза тех, кого мы чаще всего не замечаем: стариков, инвалидов, нищих, сирот и вдов

…И речь не о литературе. Просто когда я в своей голове произношу словосочетание «незаметный человек», в памяти сразу всплывают образы из романов Ф. М. Достоевского. Это люди, души, судьбы… Мы за людскими лицами эти самые души и не замечаем.

Всё, что нам кажется обычным, мы со временем перестаём замечать. Нам пытаются необычно продать обычные вещи. Чтобы иметь успех в обществе, надо чтобы тебя заметили. Интернет пестрит советами, «как перестать быть серой мышкой». Все они сводятся практически к двум вещам: выглядеть стильно и отстаивать своё мнение. Даже суть столь модных тренингов и семинаров можно выразить одной фразой: «Как стать заметным и перестать замечать других вне своих личных интересов». И это повсюду.

На рабочих местах и в жизни мы часто общаемся с людьми лишь по необходимости. А всё, что за рамками «продуктивного» общения, не интересует либо нашего начальника, либо нас самих.

Когда я работала в библиотеке, ко мне приходили разные люди. В основном, бабушки, дедушки, простые работяги и уставшие после трудового дня женщины. В общем, все те, кого мы привыкли видеть в очередях на почте и в магазине, на автобусных остановках. И относимся-то мы к ним именно как к массе. Бывало, ждёшь нетерпеливо, когда же они наконец выберут себе книгу и уйдут, чтобы самой вернуться к куче бумажной работы. Вся система социальных институтов «помогает» обычному человеку стать незаметным, превращает его в набор букв и цифр, стопку бланков и форм. А чтобы посмотреть в глаза – на это просто нет времени! И в этой суете стараешься на людей сильно не отвлекаться. То вредной старушке, которая ходит сюда чуть ли не каждый день, опять не нравится шрифт, то пожилой мужчина что-то бубнит себе под нос (а то ведь «тихо должно быть в библиотеке!»), то женщина долго роется на полке с дамскими романами. Но однажды плюёшь на всё, и начинаешь разговаривать с ними, с которыми вне этих стен, скорее всего, и не заговорил бы.

И тут уже по Достоевскому… люди, души, судьбы. Вредная старушка, оказывается, живёт совсем одна. Сын-дальнобойщик погиб в автокатастрофе несколько лет назад, так и не женившись и не оставив внуков. И это горько, пережить своего ребёнка! Поэтому старушка спасалась от одиночества и мрачных мыслей только чтением книг. Постоянно бубнящий себе под нос мужчина, оказывается, умеет играть на балалайке! Он отлично читает наизусть стихи. Его можно слушать часами! В том числе стихи неизвестных нам сегодня поэтов, которых не торопились издавать в советское время по идейным соображениям. Ещё он очень трепетно относится к своей жене, она у него одна-единственная и на всю жизнь. А женщина долго выбирала себе лёгкий женский роман, который не напрягал бы излишней закрученностью интриг, потому что она очень устала после нескольких дней, проведённых с болеющими внуками-тройняшками. И ей просто хотелось отвлечься от этих забот. Как приятно осознавать, что ты принёс пользу кому-то, просто его выслушав.

И тогда понимаешь, не пообщавшись с ними, я бы себя обокрала. Вроде, это и не вписывается в рамки «продуктивного» общения, но после чувствуешь себя духовно богаче, душа шире, когда ты можешь вместить в своё сердце ещё кого-то, кроме себя и узкого круга лиц. «Я» без «другого» – это бесполезность. То же, что одеваться в тёмной комнате без зеркал. Другие люди и есть наши зеркала, помогающие увидеть, что же мы собой представляем, наше истинное лицо.

Многие из нас знают самые важные две заповеди, и даже могут процитировать их наизусть: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим»: Сия есть первая и наибольшая заповедь; Вторая же подобная ей: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Евангелие от Матфея 22:37-39). И это заповеди коммуникаций. Без общения с Богом не полюбить Бога, и без общения с человеком трудно любить человека.

Современные средства коммуникаций, казалось бы, должны были обеспечить нас общением, но стали средствами антикоммуникаций, превратив нас в людей-аватарок: нас слишком много, и мы незаметны. Мы реже встречаемся, реже общаемся по душам, всё больше «по делу», сортируем друг друга по важности.

Давид до своего помазания на царство был самым незаметным из братьев. Даже когда в их дом пришёл пророк Самуил, отец не сразу вспомнил про Давида. Он всё время проводил в поле со стадом овец, но не был одинок, потому что общался с Богом, пел Ему. Бог дал ему пережить то, что впоследствии его укрепило.

Мне очень понравились слова Ника Вуйчича (человека, родившегося без рук и ног): «Если не можете решить собственные проблемы, станьте решением для других. Ведь всегда лучше давать, чем брать, верно? Если вы не любите себя, отдайте себя. А если вы это сделаете, то будете поражены тем, насколько драгоценным себя почувствуете». Порой наша жалость к себе мешает нам посмотреть на ситуацию другими глазами.

Я думаю, что у Иисуса не такое лицо, как на иконах. Его глаза – это глаза тех, кого мы чаще всего не замечаем или не хотим замечать: стариков, инвалидов, нищих, сирот и вдов. Взгляд в эти глаза показывает несовершенство нашего внутреннего человека, поэтому мы ускоряем шаг или отворачиваем голову, когда проходим мимо них. Когда Христос заглядывает в наши глаза, это обнажает нашу совесть. Ведь имя Иисус показывает человеку его греховность, поэтому люди стараются реже Его упоминать.

В какой-то мере христианство стало направленным внутрь себя: мы иногда мечтаем о духовной реформации, чудесах и пророчествах, внутренних переживаниях Божьего присутствия и т.д. Но апостол Павел пишет коринфянам, что если я имею то, и делаю это, а любви не имею, то я – ничто (1-е Коринфянам 13 гл.). Любовь – это действие «от себя». Поверьте, когда мы по-настоящему начнём любить людей, замечать тех, на кого не обращаем внимания, оставим брезгливость и неприязнь и будем иметь страх Божий в своём сердце, то всё чудесное – приложится! Не уставайте любить, пожалуйста!

Наталья Денисова